Можно было бы избежать первой мировой войны

Сегодня, предлагаем ознакомится с вопросом: "можно было бы избежать первой мировой войны" с полным описанием и комментариями от профессионального диетолога. Мы поможем разобраться с проблематикой и укажем все "За" и "Против".

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Ftopwar.ru%2Fuploads%2Fposts%2F2010-09%2F1284826615_023

После того, как Гаврила Принцип 28 июня 1914 совершил в Сараево убийство наследника австрийского престола эрцгерцога Франца Фердинанда, возможность предотвратить войну сохранялась, и ни Австрия, ни Германия не считали эту войну неизбежной.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Ftopwar.ru%2Fuploads%2Fposts%2F2010-09%2F1284826375_bg.pourtales01.portrait

Германский посол в России граф Фридрих фон Пурталес (1853–1928)

Надо прямо признать, что Николай не хотел войны и всячески старался не допустить ее начала. В противоположность этому высшие дипломатические и военные чины были настроены в пользу военных действий и старались оказать на Николая сильнейшее давление. Как только 24(11) июля 1914 года из Белграда пришла телеграмма о том, что Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, Сазонов радостно воскликнул: «Да это же европейская война». В тот же день за завтраком у французского посла, на котором присутствовал и посол английский, Сазонов призвал союзников предпринять решительные действия. А в три часа дня он потребовал созвать заседание Совета министров, на котором поставил вопрос о демонстративных военных приготовлениях. На этом заседании было принято решение о мобилизации против Австрии четырех округов: Одесского, Киевского, Московского и Казанского, а также Черноморского, и, что странно, Балтийского флота. Последнее было уже угрозой не столько Австро-Венгрии, имеющей выход лишь в Адриатику, сколько против Германии, морская граница с которой как раз по Балтике и проходила. Кроме того, Совет министров предложил ввести с 26(13) июля на всей территории страны «положение о подготовительном к войне периоде».

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Ftopwar.ru%2Fuploads%2Fposts%2F2010-09%2F1284826476_400px-sergey_sazonov

Министр иностранных дел Российской империи Сергей Дмитриевич Сазонов (1860–1927)

Нет тематического видео для этой статьи.
Видео (кликните для воспроизведения).

25(12) июля Австро-Венгрия заявила, что отказывается продлить срок для ответа Сербии. Последняя же в своем ответе по совету России выражала готовность удовлетворить австрийские требования на 90%. Отвергалось только требование въезда чиновников и военных на территорию страны. Сербия готова была также к передаче дела в Гаагский международный трибунал или на рассмотрение великих держав. Однако 18 часов 30 минут этого дня австрийский посланник в Белграде уведомил правительство Сербии, что ее ответ на ультиматум является неудовлетворительным, и он вместе со всем составом миссии покидает Белград. Но и на этом этапе возможности мирного урегулирования не были исчерпаны. Однако усилиями Сазонова в Берлин (а почему-то не в Вену) было сообщено, что 29(16) июля будет объявлена мобилизация четырех военных округов. Сазонов делал все возможное, чтобы как можно сильнее задеть Германию, связанную с Австрией союзническими обязательствами.

– А каковы были альтернативы? – спросят некоторые. Ведь нельзя же было оставлять в беде сербов.

– Правильно, нельзя. Но те шаги, которые производил Сазонов, вели именно к тому, что Сербия, не имеющая ни морской, ни сухопутной связи с Россией, оказывалась один на один с разъяренной Австро-Венгрией. Мобилизация четырех округов ничем Сербии помочь не могла. Более того, уведомление о ее начале сделало шаги Австрии еще более решительными. Создается впечатление, что объявления Австрией войны Сербии Сазонов хотел больше, чем сами австрияки. Наоборот, в своих дипломатических шагах Австро-Венгрия и Германия утверждали, что Австрия не ищет территориальных приобретений в Сербии и не угрожает ее целостности. Ее единственная цель – обеспечить собственное спокойствие и общественную безопасность.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Ftopwar.ru%2Fuploads%2Fposts%2F2010-09%2F1284826573_387275691573f1876059358ac72229af_full

Военный министр, генерал от кавалерии Владимир Александрович Сухомлинов (1848–1926)

Германский посол, пытаясь хоть как-то выровнять ситуацию, посетил Сазонова и спросил, удовлетворится ли Россия обещанием Австрии не нарушать целостность Сербии. Сазонов дал такой письменный ответ: «Если Австрия, осознав, что австро-сербский конфликт приобрел европейский характер, заявит о своей готовности исключить из своего ультиматума пункты, нарушающие суверенные права Сербии, Россия обязуется прекратить свои военные приготовления». Этот ответ был жестче, чем позиция Англии и Италии, которые предусматривали возможность принятия данных пунктов. Это обстоятельство свидетельствует о том, что российские министры в это время решились на войну, совершенно не считаясь с мнением императора.

Генералы поспешили провести мобилизацию с наибольшим шумом. С утра 31 (18) июля в Петербурге появились напечатанные на красной бумаге объявления, призывавшие к мобилизации. Взволнованный германский посол пытался добиться объяснений и уступок от Сазонова. В 12 часов ночи Пурталес посетил Сазонова и передал ему по поручению своего правительства заявление о том, что если в 12 часов дня Россия не приступит к демобилизации, германское правительство отдаст приказ о мобилизации.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Ftopwar.ru%2Fuploads%2Fposts%2F2010-09%2Fthumbs%2F1284826532_ra1-190

Письмо Николая II Сазонову, датированное 14 июля 1914 года. Письмо Императора хранится в фонде Романовых (ОПИ ГИМ, ф. 180, № 82280)

Стоило отменить мобилизацию, и война бы не началась.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Нет тематического видео для этой статьи.
Читайте так же:  Что можно есть при хроническом холецистите
Видео (кликните для воспроизведения).

Можно ли было предотвратить Первую мировую войну кратко

Ответить на вопрос о том, можно ли было предотвратить Первую мировую войну, кратко говоря, пытаются историки и исследователи того конфликта вот уже на протяжении нескольких десятилетий. Однако однозначного ответа найти пока так и не удалось.

Несмотря на то, что на рубеже XIX-XX столетий обстановка в Европе из-за скопившихся противоречий между крупнейшими мировыми державами накалилась практически до предела, странам несколько раз удавалось избежать начала открытого военного противостояния.
Ряд экспертов считают, что и после убийства Франца Фердинанда конфликт не был неизбежным. В доказательство своей версии они приводят те факты, что реакция последовала не сразу, а лишь спустя несколько недель. Что же произошло за это время?

Воспользовавшись летним перерывом в работе парламента, в Россию нанес визит французский президент Р. Пуанкаре. Его сопровождал премьер министр и по совместительству министр иностранных дел Р. Вивиани. Прибыв на борту линейного французского корабля, высокие гости провели в Петергофе несколько дней, после чего отправились в Скандинавию.

Несмотря на то, что германский кайзер в то время проводил свой летний отдых далеко от Берлина, да и в деятельности остальных государств отмечался период затишья, этот визит не остался незамеченным. Исходя из обстановки на мировой арене, правительства Центральных держав (тогда Тройственный союза) решили, что Франция и Россия что-то тайно затевают. И конечно же то, что затевается будет непременно направлено против них. Поэтому Германия решила предупредить любые их шаги, и начать действовать первой.

Другие в поисках ответа на вопрос о том, можно ли было предотвратить Первую мировую войну, кратко говоря, пытаются переложить всю вину на Россию. Во-первых, утверждается, что войны можно было бы избежать, если бы русские дипломаты не настаивали на неприемлемости австро-венгерских требований, выдвинутых в адрес Сербии. То есть, если бы Российская империя отказалась от защиты Сербской стороны.
Однако, согласно документам, Николай II предлагал австрийскому кайзеру уладить дело миром – в Гаагском суде. Но последний полностью проигнорировал обращение русского самодержца.

Во-вторых, есть версия, что если бы Россия выполнила условия германского ультиматума и прекратила мобилизацию своих войск, то войны опять-таки не было бы. Как доказательство приводится то, что Германия объявила свою мобилизацию позже, чем российская сторона. Однако здесь следует отметить, что понятие «мобилизация» значительно отличалось в Российской и Германской империях. Если русская армия при объявлении мобилизации только начинала сбор и подготовку, то германская была готова заранее. А мобилизация в кайзеровской Германии означала уже начало боевых действий.

Что касается утверждений того, что германское правительство до последнего уверяло Россию в своих мирных намерениях и в нежелании начинать войну, то, возможно, оно просто тянуло время? Чтобы посеять у противника сомнения и помешать как следует подготовиться.
Противники версии об ответственности России за начало войны, в свою очередь, приводят тот факт, что хотя русские и готовились к вооруженному конфликту, но планировали завершать подготовку не ранее 1917 года. В то время, как германские войска были полностью готовы к войне на два фронта (одновременно против России и Франции). Свидетельством последнего утверждения служил небезызвестный план Шлиффена. Этот документ, разработанный начальником генштаба Германии А. Шлиффеном, был составлен еще в 1905-08 годах!

И все же, несмотря на различные взгляды и версии, большая часть исторических и военных исследователей продолжают утверждать, что первый мировой конфликт случился просто потому, что на тот момент просто не могло быть иначе. Война была единственным способом разрешить скопившиеся за несколько десятилетий противоречия между крупнейшими державами Европы и мира. Поэтому, даже если бы Р. Пуанкаре не приехал с визитом к Николаю II, русские власти не приняли столь непримиримую позицию по австрийскому ультиматуму Сербии и не объявили мобилизации, и даже, если бы Г. Принцип потерпел неудачу, как и его сообщники, война все равно бы началась. Была бы найдена другая причина. Пусть не в 1914, а позже. Поэтому на вопрос о том, можно ли было совсем предотвратить Первую мировую войну, кратко можно ответить лишь отрицательно. Это была неизбежная необходимость.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com%2Fupload%2Fresizeman%2F4%2Fvoyna-kotoruyu-nelzya-299-4114322

Уже много лет историки спорят : можно было избежать, Первую Мировую . Как по мне то нет. В начале 20-го века мир дошел до стадии когда было понятно, что большой войны не избежать. Франция обиженная итогами Франко-Прусской войны 1870-1871 года, желала вернуть себе провинции : Эльзас и Латеринге. Германия наоборот хотела взять еще больше кусок от франции. Австро- Венгрия желала вернуть себе прежнее, могущество. В прочем, как и Османская империя. Великобритани не нравилось быстрое развитие, германии. И вот в это время Царская Россия, достигла небывалого расцвета.Еще до царствования Николая II его отцу Александру III удалось избежать большой войны. Нужно заметить что Россия при Александре III не воевала и быстро развивалось. Именно это не нравилось нашим противникам, из-за этого Александр III и умер так рано.

Данную статью я разделю, на 4 части.

Читайте так же:  Супы для похудения

1-Почему России была невыгодна война ?

2-Почему ее невозможно было, избежать.

3- Зачем России проливы ?

4-Связь с новешем временем.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com.images.1c-bitrix-cdn.ru%2Fupload%2Fiblock%2Fa4a%2Fa4a40ab236eb113f2ea51c97fe65fc89

Часть 1 :Почему России, была невыгодна война ?

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com.images.1c-bitrix-cdn.ru%2Fupload%2Fiblock%2F52d%2F52d4111f3748871557c5a6d9d6ec54c9

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com.images.1c-bitrix-cdn.ru%2Fupload%2Fiblock%2F853%2F8532337cac42208b113fe863f77a9ef5

Часть 2 : Почему ее невозможно было, избежать

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com.images.1c-bitrix-cdn.ru%2Fupload%2Fiblock%2Fdc8%2Fdc8e472b666e39049de2735b752eaac1

Часть 3 : Зачем России, проливы ?

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com.images.1c-bitrix-cdn.ru%2Fupload%2Fiblock%2Ff59%2Ff5974749661541c74930251625a10c53

Нужно заметить, что русская общественность восприняло начатие войны. Огромным взрывом патриотизма. Эту ситуация, сравнивают с начатием Отечественной войны 1812 года. Когда все люди, сплотились вокруг царя.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com.images.1c-bitrix-cdn.ru%2Fupload%2Fiblock%2F3b2%2F3b23646c80975b0bf05124dd907feea2

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com.images.1c-bitrix-cdn.ru%2Fupload%2Fiblock%2F9d2%2F9d22150138f4b64017e7143bf836a9fc

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com.images.1c-bitrix-cdn.ru%2Fupload%2Fiblock%2F3a2%2F3a2479d484a45bc03730542b57d5549c

Заключение : Для России Первая Мировая- это странная война. Странная во всем. Почти всю войну русская армия громила врага, сейчас люди вспомнять отступление 1915 года, но не всмонять что в 1916 году, фрон возглавил сам Николай II . На 1917 год планировалось, решающие наступление. Даже при Либералах, из временного правительства Россия имела шанс, но получение желаемого. Но, после прихода коммунистов, шансы исчезли. Россия заключила унизительную Бресткую капитуляцию, уже почти проигравшей Германии. Герои той война не заслуженно забыты. Не так давно в москве был открыт памятник, героям Первой Мировой. Как же хочется, что бы таких было больше. А вас я призываю учите историю, не только по школьным учебникам.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=http%3A%2F%2Fpolitrussia.com.images.1c-bitrix-cdn.ru%2Fupload%2Fiblock%2Fe6d%2Fe6ddbcd73eafd092eafd2a145d8be80f

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Глава IV Можно ли было избежать Первой мировой войны? Глубинные причины конфликта

Можно ли было избежать Первой мировой войны? Глубинные причины конфликта

Бессмысленно говорить о «войне по неосторожности» так, словно бы она началась из-за недомыслия правителей, прежде всего Австро-Венгрии и Германии. Само собой, ни Вильгельм II, ни Франц-Иосиф, ни даже немецкий канцлер Бетман-Гольвег не собирались ввергать Европу в долгую кровавую бойню. Они сначала рассчитывали на то, что австро-сербский конфликт не выйдет за пределы Балкан и сведется к показательному «наказанию», которому Австро-Венгрия подвергнет Сербию. Они не верили в возможность того, что война затянется. Их позицию, которую нельзя не назвать преступной, отличали легкомыслие, мелкий макиавеллизм и фаталистская готовность к войне.

Оба главы Генеральных штабов, Гельмут фон Мольтке и Конрад фон Хётцендорф, а также их сотрудники, не только следовали подготовленным заранее планам, но и сами торопили события, хотя не могли не понимать, что их действия увеличивают риск войны на всем континенте. С июля 1914 г. их планы подчинили себе волю политиков. Если воспользоваться формулировкой Карла Шмитта, то они объявили «чрезвычайное положение» и под этим предлогом отказались от соблюдения обычных норм законности. Глава австрийского Генштаба Хётцендорф принял решение о всеобщей мобилизации почти по указке со стороны его немецкого коллеги фон Мольтке. Германский Генеральный штаб стремился к войне, потому что считал ее неизбежной и полагал, что сможет в ней быстро одержать верх. Он не учел, что вторжение в Бельгию, планы которого в течение девяти лет дремали в его архиве, могло послужить для Англии casus belli. Немецким лидерам не хватило широкого взгляда на вещи. Решив в конце июля, что большая война неизбежна, они сконцентрировались лишь на том, как бы ее поскорее выиграть.

Очевидно, что в столь несовершенной демократии, как Второй Рейх, ответственность властей предержащих не означает ответственности немецкого народа, который в июле 1914 г. был предельно далек от того, чтобы мечтать о войне. Стоит, правда, отметить, что в Германии голоса, выступавшие против войны, были едва слышны и, возможно, звучали еще тише, чем у соседей. Вину за это можно возложить на сплетение союзнических обязательств, но они лишь передают импульс движения, а не сами его направляют.

Нужно вернуться к сути вопроса – к европейской и мировой геополитике. Круги, стоявшие у руля Германии, были убеждены, что Рейх – если воспользоваться выражением канцлера фон Бюлова (1897 г.) – так и не обрел достойного «места под солнцем». В те судьбоносные дни отсутствие во главе страны крупного государственного деятеля европейского масштаба оказалось фатальным.

В 1919 г., запросив перемирия на основе «четырнадцати пунктов», сформулированных президентом Вильсоном, Германия по понятным политическим причинам категорически отказалась признать за собой ответственность за развязывание войны, которую на нее возлагал 231-й пункт Версальского договора. Дело в том, что эта вина служила юридическим основанием для репараций, которые союзники требовали от Германии. Позже гитлеровская пропаганда тоже обрушилась на «ложь об ответственности Германии», требуя отмены «Версальского диктата». Однако сами обличения «лжи», как мы видели, были ложью, по крайней мере, в том, что касалось вины политических лидеров Второго Рейха.

Германскую империю 1914 г. ни в коей мере нельзя сравнить с гитлеровской Германией 1939 г. Хотя он еще сохранял многие черты старого порядка, Второй Рейх во многом уже напоминал развитую социальную демократию, пусть даже «особые полномочия» кайзера в военных делах со всей их архаикой отличали его от парламентской демократии в духе Англии или Франции. Ж.-А. Суту утверждает, что Германия того времени могла «стать образцом для развития всей Европы»[84]. Этот тезис, вполне разумный, если говорить о социальном законодательстве, в политическом плане мне не кажется убедительным.

Некоторые историки, например Жюль Исаак, говорили о «неравномерно распределенной ответственности» между центральными державами и странами Антанты, поскольку последние, прежде всего Россия, повели себя неосмотрительно (объявив «всеобщую», а не «частичную» мобилизацию, как советовало французское правительство через своего не слишком усердного посла Мориса Палеолога). В своей книге «Истоки Первой мировой войны»[85] Раймон Пуадевен пришел к следующему выводу: «Те решения, которые правительства приняли в июле 1914 г., в конечном счете были продиктованы заботой о собственной безопасности, престиже и величии». Эти сбалансированные оценки, конечно, делают честь Французскому университету и щепетильности обоих исследователей. Тем не менее они даже не рассматривают возможность того, что имперский Генеральный штаб, а вслед за ним политические лидеры Германии решили начать войну в качестве превентивной меры. Ведь они пошли на нее, когда их первоначальный план – локальный конфликт – рухнул.

Читайте так же:  Отзывы тренажер похудей

Пангерманисты почувствовали, что наконец пришел час, когда Германия сможет выкроить себе империю в Восточной Европе. Но означает ли их решение, что политическую ответственность за него несет весь немецкий народ? Гибридный характер политической системы довоенного Рейха позволяет в этом усомниться. Однако моральной ответственности немецкий народ не несет точно. 231-я статья Версальского договора не провела между ними должного разграничения.

Наконец, ответственность германского правительства и имперского Генерального штаба за развязывание войны не отменяет того, что во всех европейских странах – но в Германии, вероятно, в еще большей степени, чем у соседей, – власти предержащие были морально готовы к войне и явно недооценивали ее потенциальные разрушения и другие последствия. Так что коллективная ответственность всех европейских лидеров за скатывание к конфликту не вызывает сомнения.

Хотя прямая и непосредственная вина немецкого правящего класса за начало Первой мировой сегодня уже кажется установленной, почти для всех очевидно, что существуют глобальные экономические и моральные факторы, которые сделали войну возможной.

Чтобы лучше понять, как накануне 1914 г. противоречия между державами лишь становились глубже, не следует ограничиваться кризисами, прямо приведшими к началу войны. Нужно учесть колониальное соперничество в Марокко и в целом в Африке (Танжерский и Агадирский кризисы 1905 и 1911 гг.), Балканские войны (1912–1913 гг.), вызванные столкновением интересов России и центральных держав на Балканах, где сошлись две стратегические линии напряжения: русское движение в сторону Проливов и проект железнодорожной ветки Берлин – Багдад.28 января 1914 г. канцлер Бетман-Гольвег вызвал французского посла в Берлине Жюля Камбона, чтобы отговорить Францию от предоставления Османской империи крупного займа: «Если вы отказываете Германии в том, что по праву принадлежит любому растущему организму, вы не остановите ее рост. И вы столкнетесь с конкуренцией с ее стороны не только в Малой Азии, но и повсюду в мире»[86]. У этого соперничества, само собой, была давняя история. Латентный кризис Австро-Венгерской империи вызывал у лидеров Германии гораздо большее беспокойство. Однако осложнение международной обстановки после 1905 г. связано с другими, более глубокими, факторами.

Глава IV Можно ли было избежать Первой мировой войны? Глубинные причины конфликта

Можно ли было избежать Первой мировой войны? Глубинные причины конфликта

Бессмысленно говорить о «войне по неосторожности» так, словно бы она началась из-за недомыслия правителей, прежде всего Австро-Венгрии и Германии. Само собой, ни Вильгельм II, ни Франц-Иосиф, ни даже немецкий канцлер Бетман-Гольвег не собирались ввергать Европу в долгую кровавую бойню. Они сначала рассчитывали на то, что австро-сербский конфликт не выйдет за пределы Балкан и сведется к показательному «наказанию», которому Австро-Венгрия подвергнет Сербию. Они не верили в возможность того, что война затянется. Их позицию, которую нельзя не назвать преступной, отличали легкомыслие, мелкий макиавеллизм и фаталистская готовность к войне.

Оба главы Генеральных штабов, Гельмут фон Мольтке и Конрад фон Хётцендорф, а также их сотрудники, не только следовали подготовленным заранее планам, но и сами торопили события, хотя не могли не понимать, что их действия увеличивают риск войны на всем континенте. С июля 1914 г. их планы подчинили себе волю политиков. Если воспользоваться формулировкой Карла Шмитта, то они объявили «чрезвычайное положение» и под этим предлогом отказались от соблюдения обычных норм законности. Глава австрийского Генштаба Хётцендорф принял решение о всеобщей мобилизации почти по указке со стороны его немецкого коллеги фон Мольтке. Германский Генеральный штаб стремился к войне, потому что считал ее неизбежной и полагал, что сможет в ней быстро одержать верх. Он не учел, что вторжение в Бельгию, планы которого в течение девяти лет дремали в его архиве, могло послужить для Англии casus belli. Немецким лидерам не хватило широкого взгляда на вещи. Решив в конце июля, что большая война неизбежна, они сконцентрировались лишь на том, как бы ее поскорее выиграть.

Очевидно, что в столь несовершенной демократии, как Второй Рейх, ответственность властей предержащих не означает ответственности немецкого народа, который в июле 1914 г. был предельно далек от того, чтобы мечтать о войне. Стоит, правда, отметить, что в Германии голоса, выступавшие против войны, были едва слышны и, возможно, звучали еще тише, чем у соседей. Вину за это можно возложить на сплетение союзнических обязательств, но они лишь передают импульс движения, а не сами его направляют.

Читайте так же:  Что можно есть при гастрите с повышенной кислотностью

Нужно вернуться к сути вопроса – к европейской и мировой геополитике. Круги, стоявшие у руля Германии, были убеждены, что Рейх – если воспользоваться выражением канцлера фон Бюлова (1897 г.) – так и не обрел достойного «места под солнцем». В те судьбоносные дни отсутствие во главе страны крупного государственного деятеля европейского масштаба оказалось фатальным.

В 1919 г., запросив перемирия на основе «четырнадцати пунктов», сформулированных президентом Вильсоном, Германия по понятным политическим причинам категорически отказалась признать за собой ответственность за развязывание войны, которую на нее возлагал 231-й пункт Версальского договора. Дело в том, что эта вина служила юридическим основанием для репараций, которые союзники требовали от Германии. Позже гитлеровская пропаганда тоже обрушилась на «ложь об ответственности Германии», требуя отмены «Версальского диктата». Однако сами обличения «лжи», как мы видели, были ложью, по крайней мере, в том, что касалось вины политических лидеров Второго Рейха.

Германскую империю 1914 г. ни в коей мере нельзя сравнить с гитлеровской Германией 1939 г. Хотя он еще сохранял многие черты старого порядка, Второй Рейх во многом уже напоминал развитую социальную демократию, пусть даже «особые полномочия» кайзера в военных делах со всей их архаикой отличали его от парламентской демократии в духе Англии или Франции. Ж.-А. Суту утверждает, что Германия того времени могла «стать образцом для развития всей Европы»[84]. Этот тезис, вполне разумный, если говорить о социальном законодательстве, в политическом плане мне не кажется убедительным.

Некоторые историки, например Жюль Исаак, говорили о «неравномерно распределенной ответственности» между центральными державами и странами Антанты, поскольку последние, прежде всего Россия, повели себя неосмотрительно (объявив «всеобщую», а не «частичную» мобилизацию, как советовало французское правительство через своего не слишком усердного посла Мориса Палеолога). В своей книге «Истоки Первой мировой войны»[85] Раймон Пуадевен пришел к следующему выводу: «Те решения, которые правительства приняли в июле 1914 г., в конечном счете были продиктованы заботой о собственной безопасности, престиже и величии». Эти сбалансированные оценки, конечно, делают честь Французскому университету и щепетильности обоих исследователей. Тем не менее они даже не рассматривают возможность того, что имперский Генеральный штаб, а вслед за ним политические лидеры Германии решили начать войну в качестве превентивной меры. Ведь они пошли на нее, когда их первоначальный план – локальный конфликт – рухнул.

Пангерманисты почувствовали, что наконец пришел час, когда Германия сможет выкроить себе империю в Восточной Европе. Но означает ли их решение, что политическую ответственность за него несет весь немецкий народ? Гибридный характер политической системы довоенного Рейха позволяет в этом усомниться. Однако моральной ответственности немецкий народ не несет точно. 231-я статья Версальского договора не провела между ними должного разграничения.

Наконец, ответственность германского правительства и имперского Генерального штаба за развязывание войны не отменяет того, что во всех европейских странах – но в Германии, вероятно, в еще большей степени, чем у соседей, – власти предержащие были морально готовы к войне и явно недооценивали ее потенциальные разрушения и другие последствия. Так что коллективная ответственность всех европейских лидеров за скатывание к конфликту не вызывает сомнения.

Хотя прямая и непосредственная вина немецкого правящего класса за начало Первой мировой сегодня уже кажется установленной, почти для всех очевидно, что существуют глобальные экономические и моральные факторы, которые сделали войну возможной.

Чтобы лучше понять, как накануне 1914 г. противоречия между державами лишь становились глубже, не следует ограничиваться кризисами, прямо приведшими к началу войны. Нужно учесть колониальное соперничество в Марокко и в целом в Африке (Танжерский и Агадирский кризисы 1905 и 1911 гг.), Балканские войны (1912–1913 гг.), вызванные столкновением интересов России и центральных держав на Балканах, где сошлись две стратегические линии напряжения: русское движение в сторону Проливов и проект железнодорожной ветки Берлин – Багдад.28 января 1914 г. канцлер Бетман-Гольвег вызвал французского посла в Берлине Жюля Камбона, чтобы отговорить Францию от предоставления Османской империи крупного займа: «Если вы отказываете Германии в том, что по праву принадлежит любому растущему организму, вы не остановите ее рост. И вы столкнетесь с конкуренцией с ее стороны не только в Малой Азии, но и повсюду в мире»[86]. У этого соперничества, само собой, была давняя история. Латентный кризис Австро-Венгерской империи вызывал у лидеров Германии гораздо большее беспокойство. Однако осложнение международной обстановки после 1905 г. связано с другими, более глубокими, факторами.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Fcdnimg.rg.ru%2Fimg%2Fcontent%2F161%2F35%2F92%2F30p_GettyImages_01_1000_t_100x67

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Fcdnimg.rg.ru%2Fimg%2Fcontent%2F161%2F35%2F92%2F30p_GettyImages_01_1000_d_850

Официально эту войну закончили летом 1919 года в Версале. Но 11 ноября 1918 года в 5.10 утра на севере Франции Германия подписала фактическую капитуляцию. А раз немцы признали свой “капут” и запросили мира, то все: точно наступит мир.

Уточню: ни победители, ни побежденные тогда не знали, в какой войне они участвовали. О том, что это была Первая мировая война, все поняли только после начала Второй мировой.

Читайте так же:  Гормоны от которых худеют

С тех пор о бойне народов написаны тонны книг-исследований. Тем не менее многие эпизоды той бойни народов выглядят странными, невероятными и скандальными.

У нас войну называли “германской”, в Европе – “великой”.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Fcdnimg.rg.ru%2Fimg%2Fcontent%2F161%2F38%2F43%2Fmakron3_t_310x206

Гондурас, который, казалось бы, создан лишь для хорошего настроения, отважно вступил в ту войну. Причем на правильной стороне (Россия, Франция, Великобритания). И мы напрасно над Гондурасом сегодня подшучиваем: в отличие от России он мудро дождался окончания войны и был среди победителей. Мы же ушли с битвы народов за восемь месяцев до победы.

На нашей стороне также воевал Хиджаз. Что такое Хиджаз и где он находится, знает только Анатолий Вассерман (по секрету: это королевство, созданное шерифом Мекки на западе Аравийского полуострова и просуществовавшее с 1916 по 1925 год).

Не мы напали на Германию и ее союзников, а наоборот. Когда войска Австро-Венгрии атаковали Белград, Россия объявила мобилизацию. Защита православных сербов считалась моральным долгом России. Германия поставила ультиматум: отменяйте мобилизацию. Мы отказались, и именно немцы нам объявили войну.

Истощив потенциал врага, мы в итоге ничего не получили за подвиги своих солдат. Хотя в случае войны до победного конца могли получить под контроль Босфор и Константинополь.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Fcdnimg.rg.ru%2Fpril%2Farticle%2F161%2F35%2F92%2F30p_voina_850

Не получили. Напротив, потеряли часть своей территории и населения. А еще обязались выплачивать репарации деньгами, сырьем и товарами. А осенью отправили в Германию почти 100 тонн золота.

Кстати, русское золото немцам не досталось: его у них отняли французы.

Кроме необходимости платить репарации победителям Германия потеряла свыше 10% территории.

Советская власть пришла не только к нам, но и в Германию. На родине бременских музыкантов власть рабочих и крестьян восторжествовала в январе 1919 года: там провозгласили Бременскую Советскую Республику. Уже весной ее штурмом взяли правительственные войска. Но тут же возникла Баварская Советская Республика. И ее тоже подавили – 5 мая 1919 года сдался и кумачовый Мюнхен.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Fcdnimg.rg.ru%2Fimg%2Fcontent%2F161%2F17%2F79%2FFoto1_t_310x206

Война подстегнула научно-технический прогресс: были созданы тяжелые бомбардировщики, танки и портативные радиостанции. Стали применять гигиенические прокладки и кварцевые лампы, офицеры носили наручные часы, пилотам выдавали бронетрусы и электрогрелки. Выпустили противогазы для лошадей и собак, санитары использовали антисептики.

Но все чудеса техники работали до тех пор, пока солдаты не добегали до вражеской траншеи. А дальше – варварская битва с помощью заточенной пехотной лопатки, булавы и дубинки с шипами. Напоминают арсенал маньяка: инструмент, чтобы выбить глаз, раскроить череп. Процветающая и преосвященная Европа низверглась до уровня средневекового варварства.

И именно тогда немцы впервые в мире применили оружие массового поражения – боевые газы.

Есть мнение, что если бы наш император не встал на защиту Сербии, то патриотически настроенная интеллигенция, говоря современным языком, подняла бы чудовищный хайп. И могла расшатать трон. Но. они и так это сделали, хотя составляли малую часть общества. В то время как из 15,5 миллиона призванных за время войны мужчин 13,5 миллиона были крестьянами, воевать совсем не рвавшимися. Крестьянство беспокоили какие угодно проблемы, но только не либеральные.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Fcdnimg.rg.ru%2Fpril%2Farticle%2F161%2F35%2F92%2F30p_GettyImages_3_850

А сербов мы все равно не спасли. Кстати, добивали их уже не австро-венгры, а братушки-болгары.

Был шанс уладить дело миром. Император Николай II отправил кайзеру Вильгельму II телеграмму с предложением созвать Гаагскую конференцию и там решить все проблемы. Но кайзер не ответил.

Николаю II накануне войны докладывали: даже в случае победы толку будет мало. Зато когда искалеченные крестьяне вернутся с войны домой, то начнутся бунты. И случится революция.

Не поверил? Или уже не мог остановить ход истории.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны proxy?url=https%3A%2F%2Fcdnimg.rg.ru%2Fimg%2Fcontent%2F161%2F33%2F75%2F1_c16ae3b2_t_310x206

26 марта 1917 года гидросамолет авиации Черноморского флота совершал над Босфором разведку и аэросъемку береговой полосы врага. Попал под огонь, получил пробоину в бензобаке. Сел на воду. На его захват турки выслали вооруженную шхуну. При ее приближении экипаж (летчик лейтенант Михаил Сергеев и наблюдатель унтер-офицер Феликс Тур) сумел поднять машину в воздух и атаковал шхуну. Бой продолжался до победы: турки оставили судно, спаслись на шлюпке. Захватив шхуну, русские пилоты уничтожили аэроплан (сняв оборудование) и, подняв паруса, пошли в Севастополь. Без еды и пресной воды летчики за 6 дней пришли к русским берегам.

Михаил Михайлович Сергеев впоследствии участвовал в экспедициях Отто Шмидта. С началом ВОВ – на фронте (в обеих мировых войнах воевал лейтенантом). Оборонял Сталинград. Умер в 1974 году, похоронен на Ваганьковском кладбище.

Изображение - Можно было бы избежать первой мировой войны 345625465
Автор статьи: Надежда Марушко

Позвольте представиться. Меня зовут Надежда. Я уже более 7 лет занимаюсь фитнесом и диетологией.  Я считаю, что являюсь профессионалом в своей области и хочу помочь всем посетителям сайта решать сложные и не очень задачи. Все материалы для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести как можно доступнее всю нужную информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените статью:
Оценка 4.7 проголосовавших: 6

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here